женщина была, тем не менее, создана для мужчины, чтобы вместе с ним стать одним целым, создать одну семью и прославлять своего Создателя. Другими словами, чтобы создать единство; вовсе не обязательно быть похожим друг на друга. Иешуа по этому поводу говорит: «Есть у Меня и другие овцы, которые не этого двора, и тех надо Мне привести: и они услышат Мой голос, и будет одно стадо и один Пастух» (Иоан.10:16). Это же не значит, что все овцы, которые примкнут к существующему стаду, будут похожи на овец - аборигенов, ведь Иешуа не коммунист. Но они будут создавать единство, что много качественней и лучше, поскольку центром их жизни и, соответственно, общения друг с другом, будет Иешуа - Мессия Израиля! Как в истории с мужчиной и женщиной, у этих стад не всегда одна и та же функция, немного разные цели и пути их достижения. Но именно из-за того, что идея единства была заменена одинакoвостью, создав гомосексуальный брак, произошла беда в понимании единства и у овец Иешуа. Разумеется, я не настолько наивен, чтобы считать, будто одна статья способна ее решить. Поэтому мое обращение к мессианским евреям - к первому стаду  Иешуа.  

Чтобы сделать вывод о создавшейся ситуации, я бы хотел заглянуть в историю.


Богословие или Слово Бога?

Многие верующие в Иешуа не отдают себе отчета в том, что их вера находится в большой опасности, потому что основывается не на слове Всевышнего, а на одной из богословских теорий. Самая первая и примитивная из них - пресловутое богословие замещения, придуманное антисемитствующими отцами зарождающейся католической церкви. В соответствии с ней Бог отверг евреев за неприятие Мессии, и церковь теперь  является «новым Израилем». Именно эта теория является причиной погромов, холокоста и современного антисемитизма. Затем появилось более нейтрально сформулированное по отношению к евреям т.н. богословие заветов, не изменив однако существующего положения вещей. Наконец, ей на смену пришел знаменитый диспенсационализм, разделивший всю человеческую историю на семь временных отрезков. Он, в отличиe от предыдущих богословских теорий, утверждается на буквальном толковании Писаний и различии между Израилем и церковью. Бог, в соответствии с этой теорией, имеет отношение с двумя человеческими группами: национально-этнической - Израилем и международной - церковью. В соответствии с этой теорией мы живем во временном отрезке «благодать», находящимся между первым и вторым приходом Мессии, когда церковь является народом Бога. Когда же Иешуа вернется, Его община вознесется к Нему, и Всевышний станет вновь действовать через свой народ Израиль. Эта богословская теория не является антисемитской. Она явилась причиной появления в мире огромного числа произраильских христиан. Однако и у нее существует изъян, состоящий в том, что если современный еврей приходит к вере в Иешуа, он перестает быть частью народа Израиля и автоматически становится членом церкви. Вопреки этому утверждению, рав Шауль записал: «Итак, спрашиваю: неужели Бог отверг народ Свой? Никак. Ибо и я Израильтянин, от семени Авраама, из колена Вениамина» (Рим.11:1). Достойно внимания, что Шауль (Павел), описывая себя как верующего в Иешуа человека, называет себя израильтянином, членом народа Всевышнего, а не, скажем, просто иудеем. Бог не отверг Израиль и не заменил его каким-то другим народом или обществом людей на основании того, что в большинстве своем евреи не поверили в Мессию. Т.е. как богословие замещения, так и заветов не работают. Однако и с диспенсационализмом проблемы. Шауль верит в Иешуа, являясь «членом церкви», но одновременно с этим принадлежа народу Израиля.  

У нас также сохранились свидетельства ранних христиан, подтверждающих позицию Шауля. В своей книге «Диалог с евреем Трифоном» Иустин Мученик, уважаемый христианский лидер второго века, упоминает о том, что в середине второго века были мессианские евреи, которые продолжали жить по еврейской традиции, и это не мешало им следовать за Мессией Иешуа. Обращаясь к христианам, осуждающих соблюдения иудейских обычаев, он говорит, что, по его мнению, «если кто-то хочет соблюдать постановления, которые дал Моисей, <...> вместе со своей надеждой на Мессию <...> и с христианами и верующими хочет жить <...> тогда, я думаю, мы должны объединиться с ними и иметь с ними общение, как с родственниками и братьями».

Ириней, уважаемый руководитель церкви второго века, если верить преданию, ученик самих апостолов, записал следующее («Против ересей»): «Но они сами <...> исполняли древние обычаи апостолов <...> Так апостолы действовали <...> безупречно в соответствии завету закона Моисея».

У Епифания (ок.400 г. н.э.) мы читаем: «Но на самом деле они остались евреями, и никем другим. Ибо они используют не только Новый Завет, но и Ветхий, как и иудеи, потому что и Закон, и Пророки, и Писания были названы в Библии иудеев, и они не отвергают их <...> Они живут среди евреев в соответствии с законом <...> Они верят в Мессию, потому что верят и в воскресение мертвых <...> Они провозглашают Бога и его сына Иисуса Христа. Они обладают знанием еврейского языка <...> ибо весь Закон и Пророки <...> читаются ими на иврите <...> они не согласны с иудеями из-за их веры в Мессию; они не согласны с христианами, потому что по закону они зависят от обрезания, Шаббата и других вещей» («Панарион»).

Высказывания Шауля и приведенные исторические справки говорят о том, что единство евреев и неевреев, верующих в Иешуа, строилась не на одинаковости верующих, но на одном и том же Мессии Иешуа, в которого они верили. При этом евреи оставались евреями, а неевреи - неевреями. Так тот же Шауль записал: «Призван ли кто обрезанным, не скрывайся; призван ли кто необрезанным, не обрезывайся» (1Кор.7:18). «Скрывать обрезание» - не всегда понятное выражение. Всем и так известно, что обрезанное место обычно напоказ не выставляют. Здесь речь идет о том, что если ты призван верить в Иешуа евреем - не прячься. Но если неевреем - не становись иудеем. Для членов мессианской общины важно знать, кем они призваны быть, чтобы стать способными демонстрировать единство, а не одинаковость в Мессии. Чтобы был один Пастух и одно стадо, строящееся не на деноминационном принципе и не на богословской догматике, а на библейском Слове.


Кем является Иешуа для нас

Продолжая рассматривать проблематику отношений мессианских евреев и христиан, выявляется еще один, казалось бы, простой вопрос: «Кем собственно говоря являлся исторический Иешуа?». Второе стадо обычно этот вопрос игнорирует. Для него достаточно, что Он - Божий Сын. Но для первого - это вопрос первостепенной важности, потому что мессианские евреи верят, что Иешуа является обещанным еврейским Мессией. Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к еще одному библейскому месту, часто подверженному антисемитской интерпретации «Пришел к своим, и свои Его не приняли. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими» (Иоан.1:11,12). Кого имеет ввиду Йоханан под словом «свои» и словом «тем, которые»? Почему-то большинством подразумевается, что «свои» несомненно евреи, и они Его не приняли. А вот «те, которые» язычники, они приняли и стали Божьими детьми. Недавно мне на глаза попалась более мягкая интерпретация: пришел к «своим» - евреям, которые Его не приняли. Но тем из евреев, которые Его приняли, дал власть быть Божьими детьми. Итак, разбираемся. Для этого давайте вспомним небольшую зарисовку из подросткового возраста Иешуа, когда Ему было 12 лет. Потерявшийся мальчик был найден Мириам и Йозефом в храме, сидящим в окружении учителей Торы: «Через три дня нашли Его в храме, сидящего посреди учителей, слушающего их и спрашивающего их; все слушавшие Его дивились разуму и ответам Его» (Лук.2:46,47). Как в то время, так и сейчас еврейское религиозное общество делилось (делится) на две основные части: Коэны (священники, подразумевается образованные в Писании люди) и хаАрец (земля, народ земли, простой, необразованный народ). В 1-ом веке н.э. одним из основных различий между ними заключалось в том, что профессиональный язык образованных евреев был иврит - язык Писаний. В это время для учителей Израиля было бы немыслимо рассуждать о Торе не на иврите. Простой же народ знал арамейский, на который в последствии была переведена Тора, вследствие чего появились т.н. Таргумы. Так вот 12-летний мальчик сидит среди профессионалов, рассуждающих о Торе, и общаясь с ними, демонстрирует недюжинные знания! Книги Нового Завета, показывает нам целый ряд подобных мест, чтобы подчеркнуть кем является Иешуа. Йоханан, любимый ученик Иешуа, описывает своего учителя, пришедшего в Иерусалим на праздник Суккот. «Но в половине уже праздника вошел Иешуа в храм и учил. И удивлялись иудеи, говоря: как Он знает Писания, не учившись?» (Иоан.7:14,15). Иешуа действительно не закончил ни одной религиозной школы. Однако Он очень хорошо знал Танах. Что это значит? Еще одно место, которое объяснит нам этот вопрос: «И пришел в Назарет, где был воспитан, и вошел, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу, и встал читать. Ему подали книгу пророка Исаии; и Он, раскрыв книгу, нашел место, где было написано...» (Лук.4:16,17). Иешуа, любивший в шаббат ходить в синагогу, где в то время изучали и интерпретировали Писание, взял свиток пророка Ишаягу и перемотал его на нужное место. Свиток в корне отличается о книги. Во-первых в свитке нет ни номеров глав, ни номеров стихов. Чтобы найти нужное место надо точно знать, какой толщены должен быть свиток слева  и (или) справа. К тому же Ишаягу писал на очень сложном иврите, который не сравнится с ивритом Торы. Лука, описывающий это место, не напрасно употребляет глагол «нашел», подчеркивая профессионализм Иешуа. Разумеется учителя закона, посвятившие свою жизнь изучению языка Писаний и самим Писаниям, были потрясены знаниями языка и высочайшим профессионализмом в обращении с религиозной литературой какого-то «необразованного» сына плотника (или каменщика).

Возвращаясь к Йоханану, мы находим у него описание встречи Иешуа с неким Накдимоном (Никодимом), в котором он передает потрясающее почтение, с которым уважаемый старец «учитель Израиля» - член синидрина (синидриона, еврейского религиозного суда) обращается к Иешуа: «...Равви! мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог» (Иоан.3:2). В соответствии с еврейской традицией, член синидрина должен был быть способным изъясняться на 70-ти языках, чтобы смочь объяснить Тору 70-ти народам. Вряд ли чудеса сами по себе смогли бы произвести впечатление на подобного человека. Скорее всего он увидел в чудесах Иешуа исполнение пророчеств Писания, которые знал наизусть. Неспроста Йоханан называет Иешуа Словом Торы «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Иоан.1:1), которое «...стало плотью, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца» (Иоан.1:14). Итак «свои» для Иешуа - это как раз знатоки Писания. Это они посвятили свои жизни изучению великого Слова Всевышнего Бога. Они разбирались в иврите - языке Писаний и знали как его интерпретировать Это к ним пришел Иешуа - обещанный им Мессия Израиля. И это они Его не узнали.

Еще одна удивительная историческая справка. Поликарп, епископ Эфеса, пишет письмо папе Виктору 1-му, епископу Рима между 189 и 199 годом. В этом письме, о чем повествует Евсевий Кесарийский, Поликарп пишет следующее: «Филипп, который принадлежал к двенадцати посланникам, он лежит в Иераполе, и две его дочери, которые умерли девицами, и его другая дочь, которая жила в духе Святом, покоится в Эфесе. Затем Иоанн, который пал к груди Господа, который родился священником - он носил петалон. Он был свидетелем и раввином. Он - в Эфесе. А потом еще Поликарп в Смирне...». Это удивительное свидетельство о любимом ученике Иешуа Йоханане, названным первосвященником, носившим «наперсник» (Исх.39), и раввином. Это он припал к груди Господа на последнем пасхальном седере Иешуа (Иоан.13:25). Именно его Евангелие, отличное в корне от трех других т.н. синоптических (написанных под одним взглядом), является сложным богословским трудом. Исходя из этого исторического материала, мы можем предположить, что именно об Йоханане идет речь, когда описывается некий ученик Иешуа, знакомый первосвященнику (Иоан.18:15). Также мы можем предположить, что ему принадлежал дом со служанкой в Иерусалиме, в который пришел освобожденный из тюрьмы Шимон (Деян.12). Но самое важное, становится понятно, почему Йоханан назван любимым учеником Иешуа. Потому что он был одним из «своих». Может быть в этом свете станут больше понятны слова самого Иешуа: «...если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Небесное Царство» (Мтф.5:20).

Представьте на мгновение, что «свои» т.е. учителя Торы - религиозные лидеры Израиля все-таки узнали в Иешуа обещанного Мессию и поверили в Него. Представьте, что современные ортодоксальные евреи верят в Иешуа и учат этой вере в своих иешивах. Что бы произошло? Если бы такое случилось, мы смогли бы процитировать Шауля: «весь Израиль спасется» (Рим.11:26). Так что же нам нужно сделать, чтобы они узнали в Иешуа «Слово, ставшее плотью, пришедшее к своим»? Возможно, прежде всего стать самим «своими» Иешуа. Представляете ответственность, лежащую на мессианских общинах? Я уверен, что мессианская община - это не только еврейская экипировка, песни на иврите и синагогальная литургия с выносом свитка Торы. Это полное посвящение самих себя Писанию. Это жизнь в Писании. Это - стать «своим» для Иешуа.


Свобода в Иешуа

Быть разными, но едиными в Иешуа есть нe что иное как настоящая свобода. Этой теме Шауль посвящает свое «Послание к Галатам»: «Но они и Тита, бывшего со мной, хотя и Еллина, не принуждали обрезаться, а вкравшимся лжебратиям, скрытно приходившим подсмотреть за нашей свободой, которую мы имеем в Мессии Иешуа, чтобы поработить нас, мы ни на час не уступили и не покорились, чтобы истина благовествования сохранилась у вас» (Гал.2:3-5). К сожалению, как зависимые от своей деноминации религиозные неевреи, неспособные заглянуть за собственный догматический забор, на протяжении веков всеми возможными способами стремились «сделать из евреев христиан», так же и некоторые современные мессианские евреи сегодня переделывают неевреев в евреев. Появляется мессианский прозелитизм (гиюр), соответственные сертификаты и т.п. В некоторых мессианских общинах неевреям даются еврейские имена и, наконец, появились мессианские общины, где нет ни одного еврея, но вся символика вплоть до обрезания существует. Быть свободным значительно тяжелей, чем рабом.    

Недавно мне позвонила какая-то верующая нееврейская женщина из другого конца США и спросила, могла бы она с мужем приехать в нашу общину на Песах. Причина следующая: она поняла, что Пейсах надо отмечать правильно, а рядом нет ни одной мессианской общины. Вероятно кто-то из наших мессианских научил. Признаюсь честно, я не хочу связываться с такими людьми. Я даже боюсь таких людей. Они изучают иудейскую символику, думая, что это и есть истина. Но почему-то мы, в отличиe от Шауля, их в этом поддерживаем. Может быть и у нас есть проблема со свободой в Иешуа? По старой греховной природе очень хочется, чтобы все были одинаковые и обязательно похожи на нас. Мне это все напоминает до боли знакомую песню: «пролетарии всех стран объединяйтесь». Однако Иешуа к счастью не коммунист и не социалист. У Него явно другие принципы. Вероятно многим из нас не совсем понятна цель нашего существования.


Современная ситуация

В нашем изуродованном обществе отношения между евреями и неевреями являются лакмусовой бумажкой мира как такового. В средние века рассказ об Иешуа стал прерогативой католической церкви, несущей его в безграмотные массы посредством изобразительного искусства. Художники также не знали, да и не могли понять еврейских Писаний, которые были к тому же запрещены. В результате появился длинноволосый Иисус Христос, больше похожий на рыцаря - европейца в домашней одежде или странствующего философа - нарцисса, который только и делает, что расчесывает свои шикарные волосы. От еврейского Мессии не осталось и следа. В 1879 году Адольф Штекер, известный деятель протестантской церкви в Берлине и придворный проповедник императорского дома, громогласно заявил: «если мы действительно хотим развиваться и придерживаться нашего немецкого национального характера, то мы должны очистить нашу кровь от капли отравляющей ее еврейской крови». К величайшему сожалению, эта мерзкая мысль не была лишь идеей самого Штекера. Он произнес вслух то, что витало в воздухе и являлось мнением многих представителей официальной церкви Германии. Последствия этой идеи естественным образом коснулись еврейских священных Писаний. 6 мая 1939 в гостинице Вартбург в Айзенахе (Германия) был основан «институт по исследованию и ликвидации еврейского влияния на церковную жизнь немецкого народа». На общественной рабочей сессии с 600 участниками в городе Лютера Виттенберге в лютеранской студии был представлен новый «разъевреeный» народный Завет под названием «Послание Божье». Уже первое издание состояло из 200 000 экземпляров. В них нет речи о «сыне Давида», о «городе Давида», об «еврейской земле» и о родословной Иисуса. Немудрено, что в результате всех этих перипетий христианство настолько удалилось от иудаизма, что лишь посвященному человеку по силам понять, откуда христианство появилось вообще. Поэтому проповедник в кипе и талите в христианской церкви выглядит аномально.   

В качестве симметричного ответа выработалось и еврейское мнение, выраженное наиболее ярко Пинхасом Лапидом, бывшим профессором Бар-Иланского университета в Иерусалиме: «то что христианство самоутверждается, называя себя «новым Израилем» за счет «древнего Израиля» было бы еще простительно - хотя оба наименования неизвестны Новому Завету. Однако, поскольку христианство настаивает на том, чтобы евреи стали виновниками его космической драмы спасения, и обращение евреев ко Христу ставит предпосылкой для искупления мира, иудаизм должен защищаться, как только сможет». Оттого для многих евреев - последователей раввинского иудаизма, вера в Иешуа выглядит предательством собственного народа и откровенным цинизмом.


Так что делать?  

С появлением на религиозной арене мессианского иудаизма, появилась надежда на преодолениe исторических ошибок развития двух стад. На нас - мессианских евреях - лежит ответственность за возвращениe Мессии Израиля Иешуа, Его истинной идентификации, путем изменения нас самих. На нас лежит ответственность демонстрации всему миру, что книги Нового Завета принадлежат иудаизму в значительно большей степени, чем Талмуд. На нас лежит ответственность в том, чтобы продемонстрировать христианству, что мы не новая деноминация, конкурирующая с другими церковными движениями и претендующая на истину в последней инстанции.  Мы - особенное стадо, которое должно, просто обязано, стать «своим» Иешуа, чтобы быть свидетельством для всего Израиля и занять достойное место в общем стаде, возглавляемoм великим Пастухом.




Новый номер

История одного стада. Обращение к мессианским евреям


Кирилл Свидерский

Поверив в то, что Иешуа является обещанным Мессией Израиля, мы, евреи, столкнулись с проблемами в коммуникации с нашими некоторыми нееврейскими братьями и сестрами, почему-то взявшими на себя функцию решать как мессианским евреям устраивать свои Богослужения. Очень бы хотелось, чтобы слова Библии о любви между братьями и сестрами стали реальностью. Скажем на примере праведных мужа и жены, любящих друг друга. Весьма, надо сказать, библейский пример. Несмотря на то, что женщина не похожа на мужчину и мужчина на женщину,

Copyright © 2019 Kol Hesed

Коль Хесед