Интервью с мессианским музыкантом,  директором первой в Израиле мессианской школы исскуств, Александром  Атласом

Александр, расскажи, пожалуйста, как ты стал мессианским музыкантом? Как ты к этому пришел?

Чтобы стать христианским, мессианским или вообще каким-то музыкантом, надо, прежде всего, стать музыкантом. Необходимо учиться, тренироваться, и посвятить этому много лет. Я не был исключением, и, получив образование, стал работать по профессии. В процессе жизни, на одном из ее этапов, Бог нашел меня, и я, используя полученные знания и опыт, стал применять их в другом направлении музыки.

Как начиналась твоя музыкальная карьера?

Она началась еще в студенческие годы: не хватало средств существования, и я начал подрабатывать, играя в разных ансамблях, на свадьбах и т.д. Это помогло мне приобрести неоценимый опыт практической деятельности. Закончив обучение после службы в армии, сначала я работал концертмейстером в одном из учебных заведений, а затем был приглашен в филармонию, на профессиональную сцену. Я стал делать карьеру музыканта, играя во всевозможных группах, и в итоге стал  руководителем одной из них. Через 10 лет проведенных мной на музыкальной сцене, в моей жизни наступил процесс поиска Бога.

 

Известно, что ты работал в различных известных музыкальных коллективах, таких как «Лейся песня» и других, а также с И.Тальковым. Существует мнение, будто бы  музыкальная карьера засасывает человека  как наркотик и выйти оттуда очень тяжело: слава, деньги, постоянная борьба, работа «локтями». Как ты сумел оттуда выбраться? Как Бог нашел тебя?

На самом деле это засасывает, как и всякая  работа, которую ты любишь и которой отдаешь все свое время. В музыкальной карьере очень легко стать трудоголиком, да к тому же добавляется еще слава и известность. Попав на сцену, человек получает «сценический» вирус и заболевает. Вместе с тем, есть масса проблем и трудностей, которые необходимо преодолевать, постоянно находиться на гребне популярности, что совсем не просто. Когда Бог вмешался в этот процесс, то Он не оставил мне никакой альтернативы. Уверовав в Бога, я продолжал работать, чувствуя с каждым днем, что мне труднее и труднее дается сценическая жизнь, состоящая из постоянной борьбы и не совсем «чистых» взаимоотношений. В один момент я решил, что дальше так продолжаться не может и оставил все. Сделать это пришлось довольно резко, и я не знал как жить дальше. Бог стал мне показывать, что в жизни есть и другие вещи, которыми можно заниматься. Так я открыл для себя другой мир, не музыкальный, и стал приобретать профессии, оказавшие в моей иммиграционной жизни в Израиле неоценимую помощь. Все то, что было накоплено до этого в отношении образования, опыта работы в профессиональных коллективах, дало в свое время толчек, и я увидел, как все это можно применить в отношении музыки, прославляющей Бога.

 

Расскажи, пожалуйста, как ты уверовал?

Как я, так и моя жена родились в советских еврейских семьях со своей субкультурой, где такие слова как Иисус, Библия и т.п. не употреблялись вообще. Впервые я задумался о Боге, когда мы попали в тяжелые обстоятельства. В течение трех дней нам необходимо было найти новое жилье, так как со старого нас попросили съехать. Положение усугублялось еще и тем, что на дворе была зима. В поисках квартиры я метался по  городу. На третий день, испробовав все варианты, мы поняли, что остались ни с чем. От безысходности находясь в полнейшей фрустрации, как сейчас помню - на кухне,  я впервые обратился к Богу, сказав: «Бог, только ты можешь нам помочь в этой безвыходной ситуации». Я вообще не знал, существует Бог или нет, произнеся мою первую молитву в пустоту, и обреченно поехал искать жилье. Возвращаясь, как и в предыдущие дни ни с чем домой, я, по внутреннему побуждению, остановился у знакомой доски с объявлениями, к которой я так часто подходил последнее время, что выучил содержание всех, прикрепленных к ней объявлений, наизусть. Около доски я заметил молодого человека, искавшего, вероятно, то же, что и я. Однако, я обратил внимание на то, что он читал объявления тех, кто ищет квартиры и понял, что он как раз тот, кто сдает жилье. Я обратился к нему, и он ответил, что должен срочно сдать квартиру в связи с неожиданной и долгосрочной командировкой. Три дня, с утра до ночи, я носился как угорелый по городу и потратил все свои силы на поиски необходимого жилья, в то время как Богу понадобилось всего мгновение, чтобы поместить меня рядом с тем, кто хотел срочно сдать прекрасную 2-х комнатную квартиру, причем за полцены. В этот момент что-то перевернулось во мне, и я понял, что слова, сказанные на кухне, дошли до адресата.

Несколько позже меня ожидало еще одно удивительное событие, окончательно изменившее нашу жизнь. В филармонии, где я работал руководителем вокально-инструментального ансамбля, нам дали 10 дней для подготовки нового репертуара, с которым мы должны были гостролировать по всему бывшему Советскому Союзу. Я ломал себе голову в поисках шлягеров, способных произвести впечатление на публику. Один из моих коллег предложил посетить баптистскую общину, распологающуюся рядом с его домом: «Я периодически слышу их пение – красивые мелодичные песни. Сходи туда, послушай, запиши музыку, а слова мы сами подберем». Идея мне понравилась, и уже в ближайшее воскресенье я сидел на последнем ряду небольшой баптистской общины с блокнотом в руках, приготовившись позаимствовать пару подходящих мелодий. Однако вместо того, чтобы сконцентрироваться на музыке, я вслушивался в проповедь, завоевавшую все мое внимание. Поделился услышанным с женой, и уже в следующие выходные мы вдвоем оказались в этой общине. Слушая проповедь, мы поняли, что у нас нет сил противостоять этому Богу. В конце собрания мы подошли к пастору и вместе помолились. Мне было тогда 28 лет. После этого в нашей жизни начался настоящий переворот.

Я не знал чем мне заняться, но продолжать работу на сцене уже не мог, так как стал другим человеком. Я ничего не умел делать кроме музыки, но Бог, чудесным образом проводя через различные испытания, не оставил меня, убедив, что я еще способен на что-то другое. Считая, что музыка, которую играл до моего покаяния, абсолютно не подходит для Божьей славы, я, тем не менее, не оставлял музыкальные занятия и поиски служения Богу в каких-то новых формах.

Однажды мне было предложено создать музыкальную группу прославления. Присматриваясь к музыкально одаренной молодежи церкви и проводя соответственные занятия, мы организовали группу, получившую название «Живая вода». В 1986 г. Горбачев разрешил верующим проводить служения в местах лишения свободы. Мы оказались в числе пионеров тюремного служения, объездив все тюрьмы нашей местности, служа музыкой и проповедуя Божье слово. Параллельно этому мы стали выпускать музыкальные кассеты, быстро разошедшиеся по всему Советскому Союзу. Нас стали приглашать на евангелизации, концерты и христианские свадьбы. В 1990 г. в Кишиневе состоялся первый христианский музыкальный фестиваль. Мы были приглашены туда и заняли первое место. Именно в это время мы всеръез задумались об иммиграции в Израиль.  Дело в том,  что КГБ уже «наступало на пятки», пугая отправить меня в тюрьму на 4 года.

 

В связи с чем?

В 1989 г., верующие немцы пригласили меня приехать в Германию, желая помочь  приобрести аппаратуру для тюремного служения, взамен нашей старой, уже почти полностью развалившейся. Меня вызвали в местное отделение  КГБ и предупредили, что выпустят только в случае моего согласия сотрудничества с ними. Естественно, я отказался. Тогда начался прессинг. Нам дали понять, что мы, будучи верующими, не можем воспитывать нашего сына, будущего гражданина советского общества. Мы должны быть лишены родительских прав, и наш дом, оформленный на мою жену, а не на меня (мы пошли на это сознательно, предполагая, что за мою деятельность меня могут посадить в тюрьму) должен быть конфискован. К тому же меня обвинили в нарушении паспортного режима, в связи в чем мне грозило до 4х лет тюремного заключения. Все было настолько шито белыми нитками, что адвокат, к которому мы обратились за помощью, просто рассмеялся. Однако, сообразив, откуда дует ветер, отказался нас защищать. Мы не знали, как себя вести. Но Господь опять же чудесым образом вмешался в ситуацию. В конце концов, лишившись советского гражданства, в начале 1991 г. мы оказались в Израиле.

 

Как сложилась твоя музыкальная жизнь в Израиле?

Довольно успешно! Первые 15 лет я работал на  заводе. Каждый день, придя домой, я молился: «Господь! Если Ты хочешь, чтобы я там умер, я готов. Если Ты хочешь, чтобы я вообще перестал думать о музыке, я тоже готов. Делай со мной, что хочешь!» Каждый день для меня был как последний. В это же время мы  посещали и участвовали в служении нашей общины.

 

Расскажи, пожалуйста, немного об общине. Как ты туда попал?

Я услышал о ней с самого первого дня приезда в Израиль. Это община «Хесед вэ Эмет» («Милость и Истина»), находившаяся в Ришон-ле-Ционе. Нас очень хорошо приняли и поддержали. Сначала мы ничего не понимали, но через некоторое время нашелся переводчик, и все встало на свои места. В общине я начал заниматься музыкальным служением. В 1997 г., работая ночами дома, я записал все свои песни, которые мы играли в Советском Союзе на компьютер и выслал друзьям в Германию. Они записали мой первый диск, который широко распространился в Германии и Америке.

Работая на заводе и параллельно ночами занимаясь музыкой, я начал выпускать диски. В 2006 г. одно из израильских издательств пригласило перейти к ним на работу в качестве руководителя музыкального отдела, и я согласился. Кроме занятости в издательстве я начал заниматься выпуском дисков с песнями на иврите, музыкальными фестивалями и всевозможными проектами, да к тому же у меня появились ученики. Я начал заниматься музыкальной терапией в закрытой школе для детей - аутистов, и параллельно мы с друзьями основали реабилитационный центр для алкоголиков и наркозависимых, где в мою обязанность входило проведение с ними музыкальных занятий и изучение Библии. Надо сказать, что их это очень поддерживало.

Со временем мы увидели нужду в организации обучения музыке на более серьезной основе, что позволяло бы как детям и подросткам, так и взрослым приобретать навыки музыкального служения. При содействии нескольких организаций, и, прежде всего, благодаря неоценимой поддержке и благословению нашего Господа, в 2010 г. мы организовали «Мессианскую школу искусств» в Иерусалиме. Реакция на начало деятельности нашей школы превзошла все ожидания. К нам сразу  же записалось 120 учеников, так что мы смогли привлечь к работе 18 верующих в Иешуа преподавателей. Пережив первый год и набравшись опыта, второй год мы начали с того, что открыли филиал в Тель-Авиве с более устойчивыми и конкретными планами. Сейчас намечается еще один филиал в Ашдоде. Мы очень рады постоянно увеличивающемуся числу студентов. В учебный процесс входит не только обучение определенным музыкальным профессиям, но и активное участие студентов в различных проектах, таких, например, как праздники Израиля, всевозможные концерты, посещаемые самой разнообразной публикой.

 

Прославление Господа является целью твоей музыки. Расскажи, пожалуйста, о роли прославления и его особенностях в служении.

Понятие «прославление» говорит само за себя. Корни служения прославления мы находим уже в начале Библии, читая о музыканте Иувале (Быт.4:21), который делал инструменты и играл на них. Наш мир наполнен всевозможными звуками: пение птиц, шум воды и ветра, шелест листьев, однако это бесконтрольные звуки. Только человеку Бог дал способность составлять и издавать звуки, воспроизводя их через определенные инструменты, как особый способ выражения Божьих качеств в человеке. Бог дал людям таланты. Большой ошибкой было бы утверждать, что все люди обязаны на чем-то играть или петь. Если есть музыкальный талант, то его необходимо развивать. Свою задачу мы видим в оказании помощи музыкально одаренным людям, чтобы человек мог стать частью великого хора, который, как мы читаем, будеть петь новую песню перед престолом Всевышнего. Так, например, в реабилитационном центре вчерашние бомжи проявляли интерес к музыке, менявшей их жизнь. Мы не просто музыцировали, но обволакивали в музыку слова, призывающие человека к покаянию. И слова, окутанные в звуки, производили потрясающее действие. Их сила была намного больше, чем просто речь, с набором тех же слов.

Работая волонтером в школе для детей-аутистов, не способных коммуницировать в силу имеющегося у них заболевания,  было интересно наблюдать, как в процессе занятий они начинали петь вместе со мной, но как только музыка прекращалась, прекращалась и их речь. Музыка является инструментом, влияющим на процессы мышления. Музыкальное служение в общине является сильнейшим инструментом воздействия на людей. Ничто не действует с такой силой, как отрицательная, так и положительная музыка. Наша задача – направить ее в правильное русло.

 

Есть ли у тебя планы или мечты, которые ты собираештся воплотить в ближайшее время?

Самая большая мечта – найти себе замену, чтобы когда я состарюсь, школа продолжала жить. Мы являемся своего рода пионерами,  до нас никто конкретно этим служением не занимался. Хочется, чтобы наши студенты заполнили мессианские общины Израиля и могли достойно славить Бога с тем пламенем, который мы пытаемся в них зажечь.

 

Огромное спасибо!

© 2020 by Kol Hesed. Все права защищены

+1 773 980 7163 | +49 (0)2161 82 72 78

info@kolhesed.ru

P.O.Box 597769, Chicago, IL 60659, USA​

Bröseweg 3, 41063 Mönchengladbach, Germany

  • White Facebook Icon
  • White Twitter Icon
  • White YouTube Icon
  • Black Facebook Icon
  • Black Twitter Icon
  • Black YouTube Icon