Ариэль Климер

"Я жил в ортодоксальном районе, посещал синагогу, носил черную униформу, по которой я легко узнавался в качестве хасида... "

Когда мы читаем или слышим свидетельства людей, пришедших к Богу, всегда возникает вопрос, а что же Господь говорит через это лично нам? Я верю, что Бог хочет изменить нашу жизнь и поставить ее на тот уровень, на котором она еще никогда не была. Мы не будем уже прежними, но станем народом, который будет радовать Господа.

В раннем детстве, вплоть до 4,5 лет, я не мог говорить. Страдая от этого, я почти все время проводил дома. Однажды, когда мои родители куда-то отлучились, я захотел узнать, что лежит в карманах папиной куртки. В кармане лежала ручка фирмы Parker. До сегодняшнего дня я отлично помню её цвет: одна половина была серой, другая – серебряной. Я не остановился на том, чтобы просто ее рассмотреть, мне невероятно захотелось ее открыть. Короче говоря, она сломалась.

От испуга я зажег пять свечей и стал молиться Богу, чтобы отец не узнал о происшедшем. До того момента я еще не мог говорить, впервые, насколько я могу помнить, я заговорил, пусть даже и про себя. После разговора с Богом я стал самостоятельно учиться говорить вслух. В это время мои родители еще не были религиозными. Интересно, откуда я знал, что с проблемами можно и нужно обращаться, во-первых, к Богу? Откуда я знал, что Он может отвечать на молитвы?

Детство моей матери и ее брата прошло в Румынии, где они были вынуждены прятаться от погромов под вагоном. Моя бабушка, ежедневно пытаясь достать пропитание для своих детей, однажды повстречала соседа, который с вилами наперевес набросился на нее и закричал: «Вы убили нашего Иисуса Христа, и вы должны умереть!» Моя 10-летняя мать, услышав жуткие обвинения, тут же выбежала из укрытия и встав между разъяренным соседом и испуганной матерью, сказала: «Иисус Христос никогда не жил здесь, и мы не могли его убить!» От услышанного сосед пришел в еще большую ярость, но вместо того, чтобы перейти к агрессивным действиям, он бросил вилы и убежал.  По воспоминаниям моей матери, после войны дом соседа так и остался стоять пустым. Когда я разговариваю с ней о Холокосте, то всегда задаю ей один и тот же вопроса: «Ты знаешь, кто помог тебе выжить?»

В детстве у меня было другое имя. Мои родители назвали меня именем, над которым дети часто смеялись и дразнили меня. К тому же я носил очки, и они обзывали меня четырехглазым, а узнав, что мои родители приехали в Израиль из Румынии, придумали мне новую кличку: вор.

Вспоминаю: мне 11 лет, у нас урок Библии. Я сижу у окна и смотрю на небо. Вдруг меня охватило чувство, будто бы Бог зовет меня, желая изменить мою жизнь. Я открываю Библию на месте, где Иерусалим называется Ариэлем. Я понял, что и мое имя должно быть изменено на Ариэль. После школы с документами родителей я отправился в городскую мэрию. В то время, надо сказать, чиновники старались строго соблюдать закон. Одиннадцатилетнему ребенку невозможно что-либо делать без разрешения или присутствия родителей, однако мне, тогда 11- летнему, оказалось по силам в одиночку довести дело до конца. Чиновница строго спросила меня есть ли у меня с собой документы родителей. Я с гордостью достал их, хотя в глубине души понимал, что дома меня, наверное, убьют. К моему огромному удивлению, родители восприняли новость даже с облегчением, переложив ответственность разговора с бабушкой на меня самого.

Когда мне исполнилось 20 лет, у меня появилось желание иметь еще более тесные отношения с Богом. Однажды по радио я слушал передачу с участием одного любавического раввина. Движение «Хаббад Любавич» считает, что он и есть Мессия. Передача коснулась моего сердца. Раввин рассказывал о своем понимании отношений с Богом: любить ближнего, проявлять милосердие и сострадание. Надо признаться, к этому моменту я практически ничего не знал о Божьих заповедях. От него я услышал, что мы должны просить Мессию придти как можно скорее и искать Божьего царства. Я принял решение следовать за Богом и стал ультраортодоксальным хасидом. Мне хотелось быть как можно ближе к Богу и делать для Него добрые дела. От всего сердца я желал стать праведником. Долгое время я вставал в 3 часа утра и шел в ритуальный холодный бассейн для очищения. Я действительно испробовал практически все, чтобы стать тем, кем хотел.

Единственное, чему я научился от услышанного мной по радио раввина, что он, стоя по семь часов, молится за людей. От него я научился важности носить бремя друг друга, особенно когда молишься за этих людей. И еще – острой необходимости иметь учителя. Хасиды считают, что слово «Равви» - аббревиатура от «Рав Бней Исраэль», т.е. «Голова Детей Израиля».  Потому слово раввина - закон и должно строго и беспрекословно исполняться. Если раввин и есть наш глава и начальник, то он точно знает, что для нас хорошо, а что плохо. Что же будет, если, например, рука примет решение действовать самостоятельно, независимо от других частей тела? Есть такая болезнь, нарушение моторных функций, влекущая за собой сбои в работе двигательных систем человека. Одна рука может включать свет, а другая тут же выключать его. Мой раввин указал мне, на ком я должен жениться, где жить и работать.

Много времени я проводил в молитве, желая быть ближе к Богу, но никак не мог ощутить Его присутствие. Время шло, но пустота не проходила. Я жил в ортодоксальном районе, посещал синагогу, носил черную униформу, по которой я легко узнавался в качестве хасида. Иногда я ловил на себе уважительные взгляды: возможно, меня принимали за раввина, что льстило моему самолюбию, но я был абсолютно потерян. Через почти 20 лет ортодоксальной жизни я разочаровался и в ней. Когда моя жена поняла, что я не хочу больше быть религиозным, она развелась со мной.

Я перестал вести прежнюю жизнь, для меня настал тяжелый отрезвительный период.

 У меня была небольшая фирма, по делам которой мы с моим братом оказались в Лондоне, на христианской конференции, где присутствовало около 5 тысяч человек. В то время я считал, что христиане ненавидят евреев, и при первой представившейся возможности убьют нас.

Мы разложили свой стол с товарами из Израиля, и брат предложил рядом повесить израильский флаг. «Ты сошел с ума, - протестовал я, - нас точно убьют!» Он, однако, настоял на своем, и вдруг множество людей подошло к нам, чтобы выразить свою любовь к Израилю. Одному из подошедших я сказал: «До сегодняшнего дня я знал, что у меня только один брат и одна сестра, но с сегодняшнего дня у меня их тысячи».

Через некоторое время произошла еще одна важная встреча с одним пастором – евреем. Сначала я думал, что он коммерсант и решил вести с ним дела. Я продавал морскую соль из Мертвого моря и свечки, которые были лучшие из тех, что можно было найти в Израиле. На момент нашей встречи мои дела шли не так уж и хорошо. Пастор пригласил меня к себе домой и завел разговор об особенной свече, что светит всем, о Том, кто пожертвовал собой ради меня. Он рассказывал мне о Иешуа, а я все это время пытался опровергать его доводы и доказывал ему, что он говорит полную ерунду. Через три часа дебатов я сказал сам себе: «Я только теряю здесь свое время. Похоже до бизнеса дело так и не дойдет». Собираясь уходить, я обмолвился, что по делам должен ехать в Акко. «В Акко?», - переспросил он, - Какое совпадение! Я тоже должен ехать туда. Можно я поеду с тобой?» Мне пришлось взять его с собой в Акко, а затем отвезти назад домой. Всю дорогу он продолжал рассказывать мне об Иешуа. Когда мы остановились возле дома, я хотел поскорее попрощаться с ним, но он пригласил меня поужинать вместе. Мы пошли к его сыну, где наши разговоры продолжились до без пяти восемь вечера. Почему я с такой точностью помню время? Да просто потому, что за 5 минут до этого, я сказал себе, что независимо ни от чего, через 5 минут я ухожу. За две минуты до мной принятого решения, пастор прочитал мне из Второзакония 18:15, где говорится, что должен придти такой же пророк, как и Моисей. Любой ортодоксальный еврей знает, что никто не может быть как Моисей, ведь Моисей, так сказать, всего лишь ступенькой ниже самого Бога! Я был религиозным, и со мной случился бы инфаркт, если бы кто-то, ссылаясь на Библию, рассказал мне о том, чего я не знал. Это был предел всего, мое терпение лопнуло окончательно. Он открыл нужное место, подал мне Библию и сказал: «Прочти сам!». «Ааа..., ответил я. Это английская Библия, а с английским у меня не очень... Мне это мало поможет». Тогда он достал Библию на иврите. Я увидел, что на обложке написано «Новый Завет» и подумал: «Ну конечно, гои уже и Библию переделали». Я был абсолютно расстроен и проговорил с ним еще целый час.

Мне понадобился еще час, чтобы добираться до дома и все время у меня в ушах, как музыка, звучал этот библейский стих. Оказавшись дома, я прямиком направился к полке, где стояла моя «кошерная» Библия на иврите, и начал искать нужное место. Я его открыл, и от прочитанного у меня потемнело в глазах. Именно это место, оно существует! Каждый религиозный еврей, затрудняющийся с пониманием Библейского места, обязательно спросит раввина. Раввину можно просто позвонить и спросить, как он прокомментирует интересующее тебя место Писания. Я отчетливо помню, как я сидя в спальне на стуле с открытой Библией в руках, произнес вслух: «Бог, что все это значит?» Для еврея, ничего не знающего о Святом Духе, и не подозревающего, что Бог отвечает на молитвы, это было чем-то необыкновенным. Четыре следующие дня и три ночи я получал от Святого Духа разъяснения этого места Писания. Даже в машине Он не оставлял меня и продолжал объяснять этот стих. С одной стороны, я был очень рад этому, но с другой разочарован, что никто раньше не говорил мне о том, что Бог может отвечать такому грешнику, как я.  Я сразу подумал о своих родных, которые не знали Его, но к которым Он может проговорить тем же способом.

В следующий шаббат моя жена (к этому времени я уже был женат во второй раз), как обычно, хотела поехать на море. В Израиле на море очень жарко, и песок прилипает ко всему на свете. Я не люблю ездить на море, но, не желая спорить с женой, я пошёл к машине. В этот момент я помолился: «Господь Иешуа! Если ты есть, то позаботься, пожалуйста, о том, чтобы мы никуда не поехали». Честно говоря, я ожидал, что что-то произойдет с машиной, однако моя жена открыла ее и села, ожидая меня. Все работало просто прекрасно. В эту самую секунду я подумал, что, наверное, все услышанное мной за последние дни, простая бессмыслица, и сев в машину, мы тронулись в путь. Через десять минут, моя жена Тали спросила меня на какой пляж я хочу поехать: на тель-авивский или хайфский? Мне было все равно, я был раздражен. Ничего ей не ответил, я обратился как бы к Богу: «И что же теперь?» В этот самый момент раздался треск, и машина остановилась на обочине дороги. Починка машины стоила денег, но это было лучшее вложение, которое я когда-либо предпринимал. В этот же день я отдал Иешуа свою полную исканий и разочарований жизнь, и пригласил Его быть моим Раввином.

С тех пор Господь никогда не оставлял меня, проводя через многие испытания, и уча меня Его послушанию. Он мой самый лучший учитель! Об этом я говорю и в своей общине «Тора Ор» («Свет Торы»), что наш Небесный Отец учит нас правде и истине.

 

© 2020 by Kol Hesed. Все права защищены

+1 773 980 7163 | +49(0) 211 163 618 05

info@kolhesed.ru

P.O.Box 597769, Chicago, IL 60659, USA​

Bröseweg 3, 41063 Mönchengladbach, Germany

  • White Facebook Icon
  • White Twitter Icon
  • White YouTube Icon
  • Black Facebook Icon
  • Black Twitter Icon
  • Black YouTube Icon