Хорст Александер

Все началось в конце декабря 1946 года, более 60 лет назад, но для меня это выглядит так, будто было вчера...

Я являлся немецким военнопленным, размещенным в небольшом лагере (около 120 человек) для бывших солдат вермахта в Клатербридж, недалеко от Бебингтона и Виррала, в Англии. Приближалось рождество, и каждый из нас, ожидая чуда, надеялся на освобождение. В это было поверить нелегко, учитывая исключительно сложные обстоятельства нашей жизни. Мысленно мы были дома с нашими родными, близкими и любимыми, которых не видели уже долгие годы.

Жизнь в лагере была уныла и печальна. Редкие воскресные прогулки в маленький городок Бебингтон являлись единственным развлечением, и вскоре мы выучили наизусть все дороги города. Каждый раз, идя по улице, ведущей в центр, мы проходили здание церкви, на стене которой огромными буквами видными издалека, было написано «Вифезда». Тогда мне это ни о чем не говорило, я торопился поскорее дойти до музея «Порт Санлайт», принадлежащего лорду Леверхам. Помню, как однажды, прогуливаясь по залам музея, я рассматривал старинную мебель, кровать, на которой, возможно, спал Наполеон. Внезапно открылись двери, и передо мной предстал сам лорд Леверхам. Он выглядел как аристократ с картин известных художников. Растерявшись, я совершенно не знал как себя вести. Посмотрев на служащих, постоянно кланяющихся, вежливо отвечая на вопросы лорда об оформлении комнат музея, я тоже несколько раз отвесил поклон. Мне было 19 лет, и я был легко узнаваем по униформе военнопленного. Для лорда я выглядел чужаком. Почувствовав себя неловко, я выбежал из музея, у входа которого красовался зеленый RR, принадлежащий лорду. Такую машину я видел впервые в жизни.

Несмотря на то, что воскресные походы приносили немало радости, в лагере нас снова охватывали печальные мысли. К этому времени в газетах появились сообщения о злодеяниях, творимых нацистами в концентрационных лагерях. Встречая нас на улицах города, каждый без ошибки определял в нас бывших немецких солдат. Но насколько я помню, никто и никогда нас не оскорбил и ничем не обидел.

Несколькими годами позже я встретился с евреями, сыгравшими в моей жизни важнейшую роль. Эти встречи я бы назвал Божьим подарком, изменившим меня полностью.

Как-то нас, военнопленных, пригласили на рождественский вечер в церковь «Вифезда». Прекрасно помню эту пятницу 27 декабря 1946. Инициатором был некий господин Бенигзон, один из членов общины. Никто из нас ни разу не был в «Вифезде» и уж подавно не знал никакого Бенигзона. Мы выстроились в очередь в комендатуру и активно обсуждали предстоящий поход. Некоторые, и их набралось не мало, считали приглашение попыткой религиозного воздействия на нас. Однако сам факт приглашения, исходящего от английских христиан, перевесил все возможные аргументы. В результате набралось достаточное число желающих, где-то человек 80, что составило 70% от всех военнопленных, среди которых был и я.

 

В церковь мы попали, когда праздник уже начался. Нас поразил переполненный зал и исключительно дружелюбная реакция посетителей церкви на нас - врагов, немецких военнопленных. Очень быстро были поставлены дополнительные скамейки, столы, чашки и все необходимое, так что каждому нашлось место. Нас даже попросили спеть немецкие рождественские песни. Звучали проповеди, акцент которых был направлен на Божью любовь, открывшуюся нам в Его Сыне - Иисусе. Для нас, в том числе и для меня, это не было новым. Нельзя сказать, чтобы мы никогда не слышали об этом, но то, как это говорилось, сама атмосфера любви и тепла людей, которых мы видели впервые в жизни, привела многих из нас в изумление. Мы, прожженные войной, закаленные невзгодами и живущие долгое время за колючей проволокой, вдруг оказались в английской общине верующих, сидящих за столами и отмечающих рождество. С необыкновенной теплотой и заботой за нами ухаживали люди, которых еще два года назад, в самой ужасной войне, мы считали своими врагами. В голове роились вопросы: откуда они берут силу, чтобы с такой любовью обходиться с нами? Кто они - эти простые английские христиане?

 

Но больше всего нас поразил господин Бенигзон - еврей, инженер, директор фирмы электроприборов, эмигрировавший вместе с женой в 1938 году из Германии в Англию и сохранивший себе, таким образом, жизнь, в отличие от его многочисленных родственников, погибших в лагерях смерти, и еще некоторых, остававшихся  в списках, пропавших без вести. Трудно поверить, но я сам был свидетелем, как он чистосердечно обнимал некоторых из нас. Я был в шоке! Господин  Бенигзон был уроженцем Гамбурга, и по акценту я сразу узнал в нем земляка. Каким образом, думал я, этот человек находит в себе силы общаться с людьми, принесшими столько горя и страданий его собственному народу?

На обратном пути все увлеченно делились друг с другом пережитыми впечатлениями. Будучи очень взволнован, мокрый от пота, всю обратную дорогу (около 45 минут), я дрожал как березовый лист, не принимая ни какого участия в разговоре. Даже сегодня, по прошествии более 60 лет, я вспоминаю этот вечер поминутно. Ночью я не мог заснуть. Еще не осознавая, что в тот вечер впервые соприкоснулся с любовью Божьего Сына, я потрясался поведением этих людей, тем, как они смогли переступить через естественные человеческие эмоции по отношению к своим вчерашним врагам.  

Я стал посещать не только воскресные собрания, но молитвенную группу и кружок по изучению Библии. Вскоре я понял, что «Вифезда» в Бебингтоне была общиной «открытых братьев» (одно из протестантских направлений прим. ред.). Еще не все понимая, мне бросалось в глаза, что каждый член этой общины имел личные отношения с Иисусом, простившим им их грехи. Несмотря на то что их свидетельство веры глубоко коснулось меня, самолюбие и амбиции еще какое-то время не позволяли мне подчиниться милости, состраданию и прощению грехов.

До войны я изучал немецких философов и рассуждал над цитатами Шопенгауэра и Канта. Теперь же, когда идея национал-социализма с треском провалилась, мое мировоззрение было полностью разбито.

Господин Бенигзон исключительно просто рассказал мне о милости и любви Иисуса, Сына Бога, Мессии Израиля. Какое-то время я еще скрывался за логикой философии, законами природы и метафизикой, интерпретированных моим пониманием, но однажды, а точнее 13 января 1947 года, на маленькой кухне господина Бенигзона, отбросив гордость и высокомерие, я отдался в руки Творца Вселенной, пошедшего в своей необъяснимой любви на голгофский крест и умершего за мои грехи. Я, бывший немецкий солдат, напичканный нацистской пропагандой и находящийся на службе с 17-летнего возраста, я, гордый защитник «немецкой империи», стоял на коленях в доме еврея, оказавшего мне незаслуженную любовь, перед еврейским Мессией, умершим за меня, прося Его только об одном: простить все мои грехи. Поднявшись с колен и благодаря Господа за Его безграничную милость ко мне, падшему грешнику, я попал в теплые объятия семьи Бенигзон. Мир перевернулся у меня под ногами, настал день моего возрождения!

Через некоторое время община в Бебингтон выросла, а наши отношения не прервались. Мы с женой не перестаем благодарить Господа, пославших нам на путь таких замечательных братьев и сестер, а опыт, полученный в общине «Вифезда», считаем личным благословением Бога. Частые поездки в Бебингтон привели к тому, что наши дети и внуки тоже полюбили эту общину.

В 1964 году, проводя отпуск на юге Англии, мы познакомились с семьей мессианских евреев, ставших в день их собственной свадьбы членами одной поместной баптистской общины и потерявших все связи и отношения со своими еврейскими родственниками. Их рассказ глубоко тронул нас, и между нами завязалась крепкая дружба, продолжающаяся уже более 40 лет. Мы часто обмениваемся письмами, вспоминая нашу встречу и общение, основой которых является Бог. Мы безмерно благодарны Господу, позволившему нам иметь друзей среди Его избранного народа. 

© 2020 by Kol Hesed. Все права защищены

+1 773 980 7163 | +49 (0)2161 82 72 78

info@kolhesed.ru

P.O.Box 597769, Chicago, IL 60659, USA​

Bröseweg 3, 41063 Mönchengladbach, Germany

  • White Facebook Icon
  • White Twitter Icon
  • White YouTube Icon
  • Black Facebook Icon
  • Black Twitter Icon
  • Black YouTube Icon