Неведение или обман

Что знали немцы о гитлеровском плане уничтожения евреев?

 

Йосиф Израилевский

 

 

Очевидно, что история Холокоста является самым страшным и шокирующим событием 20-го столетия. Механизм, придуманный и запущенный Гитлером и его трехступенчатый план антиеврейских законoв (1933-38 гг.), преследования (1938-41 гг.) и уничтожения евреев (1942-45 гг.), были однозначно криминальными и антигуманными.

Однако Гитлер не был одинок – др. Даниэль Голдхаген, специалист в области Холокоста, выдвинул тезис, что Холокост явился «событием, в котором большинство немцев приняли участие с восторгом». Возможно, его формулировка несколько утрирована, однако можно предположить, что Холокост бы не состоялся, если бы «обычные немецкие граждане» не молчали. Почему же они молчали?

1 апреля 1933 года, когда нацисты провели первые антиеврейские акции (бойкот всех без исключения еврейских фирм и магазинов), «обычные граждане» протестовали посредством игнорирования этого события, т.е. не протестовали вовсе. Простые, «среднестатистические немцы», сделали «обычную досадную ошибку».

Позже, во время депортации евреев из смешанных браков в Освенцим, их немецкие жены объявили «протест без плана, организации и руководства» с одной лишь целью – любым путем освободить своих мужей. Это привело к тому, что Геббельс, не желающий рисковать планом «окончательного решения еврейского вопроса», отдал приказ вернуть 25 евреев, уже отправленных в Освенцим.

Эти факты ведут к постановке принципиального вопроса: могла ли быть сохранена жизнь миллионов евреев, если бы «нормальные, обычные граждане» протестовали? К сожалению, наш вопрос остается безответным, поскольку история взяла совершенно другой оборот – немцы промолчали. Насколько, однако, они воспринимали происходящие события? Что они знали? Оправдывает ли их знание или незнание их бездеятельность?

 

Непредсказуемость Гитлера.

Во времена Гитлера жизнь в Германии протекала под плотными облаками пропаганды, ибо наряду с расизмом и ложью о «национальном превосходстве» самым эффективным методом стало, возможно, «приобщение» к господствующей идеологии. Гитлер не медлил с пропагандой нацизма в школах, книгах, на рабочих местах и в различных учреждениях.

Идея Хаксли в его романе «Прекрасный новый мир» стала почти реальностью. Страх играл также не последнюю роль – для поддержания «порядка» гестапо проводило перманентные обыски квартир. Несложно представить, что не было никакой уверенности за свою собственную жизнь, ибо в действительности оставалось совсем немного фактов, доступных гласности и не подлежащих цензуре.

Речи Гитлера, нацистские законы и смесь всевозможного насилия вплоть до убийств (что особенно касалось евреев) явились своего рода посланием, не только услышанным, но и спрогнозированным многими немцами.

 

Национал – социалистическая стратегия

Евреи являлись частью немецкой жизни, были «ассимилированы», но никогда не были полностью акцептированы.

Они владели магазинами, посещаемыми немцами, различными предприятиями и фабриками, где немцы работали. Евреи были успешными врачами и юристами, к кому постоянно обращались за помощью, и чья служба пользовалась спросом в Германии.

Живя в тесном общении друг с другом, евреи и немцы практически были на пути, чтобы стать одним народом. Они жили настолько тесно, что невозможно представить, будто после прихода к власти Гитлера, когда условия существования, прежде всего для евреев изменились, немецкие соседи ничего не замечали.

С начала 1933 года «посредством усердия местных районных начальств евреи освобождались от занимаемых должностей в государственных учреждениях и школах».

За oтносительно короткое время последовательно, посредством законов нацистского правительства, они отстранялись от каждого участка общественной жизни Германии: сначала у них забрали гражданские права, а чуть позже и элементарные человеческие. «Евреям было запрещено покупать продукты везде, кроме определенных магазинов и в отведенное для этого время – 1 час в день. Им не разрешалось останавливаться на ночь в гостиницах. В парках, в местах общественного пользования, в музеях, театрах и т.д. были развешены плакаты «Вход евреям запрещен!»».

Евреи потеряли все, что имели. Заводы, фабрики и т.д. покупались у них за символическую плату (бывшие владельцы были рады, если оставались в живых). Немцы не могли не заметить, что заводы и фабрики, где они работали, магазины, где они покупали, больше не принадлежали своим владельцам – евреям. На самом деле у евреев не осталось ничего! Теперь все принадлежало немцам. Неужели не возникло элементарного вопроса: «Что происходит?»

Нацистский режим с большим успехом провел все необходимые мероприятия, чтобы евреи, проживающие на территории Германии, чувствовали себя неуверенно и безнадежно. «Характер преследований, выражающийся в уничтожении собственности, поджогах синагог, нескрываемом насилии, выставленном напоказ во время «Хрустальной ночи», нарушал покой большинства немецких «обычных граждан» значительно больше, чем само преследование евреев». «Хрустальная ночь» и всеобщий разгул антисемитского насилия нарушал покой немцев, но они молчали. Это разрушало их личный мир и ощущение безопасности, т.е. их собственную выгоду, что отчасти объясняет их пассивный протест еврейского «бойкота». Однако они оставались совсем безмолвными. Разве они ничего не знали? Ничего не слышали? Вдруг в течение всего нескольких месяцев все евреи стали безработными, затем у них отобрали гражданские права, позже – исключили из общества и, в заключенииe, они исчезли, их депортировали. Куда же их увезли, и что с ними стало?

 

Объяснения нацистов и их пропаганда.

Последний вопрос мог бы остаться без ответа, если бы нацисты были бы такими же молчаливыми, как и «простые граждане», но они отнюдь не молчали! Объяснения руководителей национал–социалистов, хотя и осуществлялись средствами пропаганды, указывали на страшную правду.

До того, как Гитлер стал фюрером, он уже был успешным оратором. 13 августа 1920 г. в своей речи «Почему мы антисемиты?» он объявил своим слушателям, что «...одним днем факты будут собраны, и наша решительность собрать эти факты непоколебима. Она поможет нашему народу избавиться от евреев».

Находясь в заключении за революционные выступления против правительства, он написал книгу «Mein Kampf (Моя Борьба)», изложив в ней свои убеждения и политические цели. Во время национал-социализма книга стала настолько популярной, что так называемые «Немецкие христиане» захотели иметь ее у себя в церквях вместо Библии.

Гитлер настаивал на превосходстве арийской расы, отводя ей господствующую роль. «Святая миссия немцев заключается не только в сборе и хранении ценных запасов исходных расовых элементов, но и в господстве над ними, […], а единственными, кто не является расой, так это евреи - отбросы […], возмутители спокойствия человечества». И далее: «не князья и их фаворитки спекулируют и торгуются о границах своих стран, а безжалостный «мировой еврей» борется за власть над всеми народами».

После своего прихода к власти Гитлер продолжает свои обращения к народу уже посредством радиовещания. Слушать его выступления считалось обязанностью. В своих речах он был груб, и чем ближе война приближалась к своей развязке, тем чудовищнее становились его речи.

22 февраля 1943 г. он провозглашает, «что не арийцы, а евреи должны быть уничтожены».

Если бы немцы задали вопрос: «Куда пропали их еврейские соседи?», то возможно в речах Гитлера они нашли бы ответ. Гитлер не был одинок. Члены его партии и генералы частенько говорили на эти темы. 18 февраля 1943 г., разглагольствуя на тему «тотальной войны», Геббельс высказался о «полном и решительном уничтожении евреев».

Были и другие пути распространения пропаганды. Так, например, Шляйхер, главный редактор антисемитского нацистского журнала «Der Stürmer (Штурмовик)», опубликовал статью о захвате евреями власти во всем мире и вытекающей отсюда острой необходимости их истребления.

Газеты «Der Angriff (Нападение)» и «Das Reich (Империя)» постоянно публиковали статьи, как, например, «Война закончится с полным уничтожением еврейской расы», «Евреи заплатят Европе уничтожением своей расы» и т.д. Подобные издания можно было купить везде, на каждом углу, их свободно мог читать каждый немец.

Если поднять архивы немецких газет в период с 1938 по 1945 гг., то для чтения антисемитских материалов понадобятся долгие часы. Это лишь означает, что немцы, даже если «они не знали», то, в конце концов, должны были узнать о логическом конце своих еврейских соседей. Допустимо, что некоторые немцы были не в состоянии оценить действительность и поверить происходящему. Но получить информацию о положении вещей в Германии мог каждый. Однако проблема и состояла в том, что «обычные немецкие граждане» молчали.  

 

Информация из-за рубежа

Мы постараемся коротко проследить наплыв зарубежной информации того времени, доступной «обычному немецкому гражданину», чтобы составить ясное мнение о реальной возможности среднестатистического немца на основе естественной человеческой морали принимать решения и нести за них ответственность.

 Др. Кристофер Браунинг (C. Browning), считающийся лучшим исследователем Холокоста, утверждает, что «фанатичный антисемитизм партии […] не был идентичен антисемитизму простого народа в своем большинстве, и правительственная программа геноцида не разделялась среднестатистическим немцем». Это необходимо принять во внимание, как и тот факт, что с момента становления Гитлера фюрером была введена «Программа подсознательного кондиционирования (определения степени важности) и индоктринации населения», возглавляемая министром пропаганды Йозефом Геббельсом.

Конечно же все запланированные зверства и, так называемое, «окончательное решение» должны были храниться в секрете. Обычные немецкие граждане не были посвящены в детали, о которых знало правительство и ответственные за проведения убийств. Также правда и то, что в основном обычные немецкие граждане не знали о существовании «лагерей смерти», таких как, например, Освенцим.  Даже многие евреи, с одной стороны - изолированные от общества и оттого не подозревавшие о развивающихся событиях – с другой стороны, контактирующие с людьми за пределами гетто («имеется ввиду сеть польских, болгарских и словацких контрабандистов, молодых и старых, евреев и неевреев, снабжавших гетто продуктами, письмами и т.д. и исполнявшими подчас […] задания по розыску отдельных людей»), не знали о существовании лагерей смерти, пока сами не были туда депортированы: «Надпись готикой указывала нам, что мы прибыли в Освенцим, но это ни о чем нам не говорило».

Совершенно ясно, что невозможно было подыгрывать нацистам и одновременно идти своим путем. «Слишком просто предположить, что каждый должен был отдавать себе отчет в том, что может произойти с приходом к власти нацистов. Этот аргумент не соответствует истории. Национал–социализм был беспрецедентным «феноменом»». Как уже было сказано выше, «окончательное решение еврейского вопроса» хранилось в секрете. Однако «Десять мужчин или женщин смогли бы хранить секрет, но тысячам это невозможно». Бригады, проводившие экзекуции евреев в самом начале войны, состояли из тысяч! Они говорили об этом и даже писали в письмах.

Нижеприведенное письмо – одно из многих, написанных в то время. Семьи немецких солдат, убивавших евреев тысячами, хотели бы усомниться в этом, но были проинформированы о нескончаемых массовых убийствах: «О расстрелах я вам уже писал, о том, что не мог сказать «нет». […]  Но вы бы смогли поверить своему отцу. Все время он думает о вас и не стреляет бесцельно».

Нельзя отрицать, что информация просачивалась в Германию из различных мест и уголков: «...передавалась устно на рабочих местах и, по-видимому, еще чаще открыто на улицах, через друзей или членов семей, большей частью через солдат-отпускников, приехавших с восточного фронта».

Немцам, как это и соответствует действительности, не нравилaсь агрессия, как «Хрустальная ночь». Именно поэтому Гитлер начал немедленно осуществлять свой план по переселению евреев на восток. Соответствует действительности и то, что большинство гетто, концентрационных лагерей и, в особенности, лагерей смерти находились за пределами Германии.

Но поляки, живя вблизи, знали об этих лагерях. Освенцим располагался в одном из индустриальных районов – ежедневно масса людей приезжала сюда работать и покидала его. Многочисленные свидетели рассказывали об ужасном сладковатом запахе горелого человеческого мяса, распространявшемся из крематориев Освенцима на многие километры.

Начальники больших производств, использовавшие рабский труд евреев, досконально знали о происходящем. Особенно это касается системы, насчитывающей тысячи посвященных человек, занятых сбором, проверкой и исчислением евреев, планированием следующих этапов как-то: постройкой бараков, газовых камер, печей и крематориев, доставкой газа «Циклон-В», транспортировкой евреев и т.д.

В основном информация попадала в Германию через рассказы свидетелей, письма, фотографии солдат и даже через «прослушивание иностранных радиопередач» и ... тут же забывалась «обычными немецкими гражданами», молчавшими на протяжении всей войны. «Соседи евреев и работники фабрик, где многие из них работали, конечно же знали об их исчезновении.  […] Задокументировано, что некоторые знали гораздо больше». Определенно нельзя обвинить в убийстве невиновных еврейских граждан всех немцев, живших в это жуткое время. Однако за свое молчание они ответственны сами.

 

Общий вывод

Целью этой статьи не является поиск обоснования равнодушного молчания немцев, способных, возможно, спасти жизни миллионам евреев. Можно спекулировать по поводу того, что это был один из видов социального (или общественного) антисемитизма, незаметно выросшего в недрах немецкого общества и приведшего к парализующему безразличию.

Допустим, что глядеть на происходящее через завесу пропаганды, чтобы понять ситуацию и соответственно реагировать, было непростым занятием. Тем не менее, оно было возможным! Бдительность дает нам возможность реагировать как моральным существам. «Обычные немецкие граждане» не знали всех преступлений, совершаемых Гитлером и его помощниками, но они знали вполне достаточно, чтобы, приняв на себя ответственность, действовать в соответствии с ситуацией. Иногда им не давали получить достаточную информацию, однако никто не мог помешать им, наблюдая за происходящими событиями, делать соответственные выводы. Они не проронили ни слова – они молчали. Из-за этого миллионы еврейских жизней замолчали навсегда.

© 2020 by Kol Hesed. Все права защищены

+1 773 980 7163 | +49 (0)2161 82 72 78

info@kolhesed.ru

P.O.Box 597769, Chicago, IL 60659, USA​

Bröseweg 3, 41063 Mönchengladbach, Germany

  • White Facebook Icon
  • White Twitter Icon
  • White YouTube Icon
  • Black Facebook Icon
  • Black Twitter Icon
  • Black YouTube Icon