Интервью с Виктором Блюм, руководителем мессианской общины «Эвэн Исраэль», Иерусалим, Израиль

Шалом, расскажи, пожалуйста, о себе: кто ты, раввин или пастор?

Я мессианский пастор, так принято нас называть в Израиле, т.е. пастор еврейской мессианской общины.

 

Почему мессианские пасторы в Израиле не называют себя раввинами?

Во-первых, руководители мессианских общин Израиля скромны. Если они не получили раввинистического образования, они себя раввинами называть не хотят, да и не могут. С другой стороны, в стране, где еврейская религия доминирует, существуют проблемы выбора ассоциации. В Америке все раввины, и лишь неевреи, которые руководят мессианской общиной, называют себя пасторами. В Израиле я не знаю ни одного мессианского раввина. Даже те руководители, которые очень ревностно и последовательно относятся к Торе, себя раввинами не называют. Да и вообще, есть чудесные названия для руководителей общин: роэ кегила, что переводится как пастор, или закен скиним, что значит «старейшина», или мангик – «лидер общины».

 

Какой основной язык используется в твоей общине?

Мы русскоговорящая община. Наша основная цель – проповедовать Евангелие и возвращать к корням русских евреев, приехавших в Израиль без знаний языка, корней и культуры, чего не скажешь, например, об англоязычных евреях. Поэтому я вижу цель нашей общины в возвращени нашим людям еврейских ценностей, преломленных в призме мессианства Иешуа.

 

Расскажи, пожалуйста, как случилось твое знакомство с еврейскими корнями. Кем ты был, кем стал?

Я всегда знал, кто я. Как только я это забывал, то тут же мне это напоминали. Понятно, какими мы были евреями - без языка, истории, культуры. Это особенное еврейство, которое, пожалуй, знакомо только евреям социалистических стран. Я родом из Эстонии. Эстония была одно время хорошей гаванью для еврейских вундеркиндов. В свое время мои родители приехали туда, т.к. во времена Сталина после окончания университета в Ленинграде они не смогли найти работу. Туда приезжали студенты, как, например, моя будущая жена, которая, окончив школу в Киеве и имея самые лучшие оценки и золотую медаль, из-за своей национальности не смогла попасть на какую-нибудь престижную специальность в вуз. Она так же, как и мои родители, поняла, что есть такая гавань, где к евреям относятся неплохо. Это необычно, так как известно, что Эстония во времена так называемого 3 рейха была Judenrein (свободной от евреев). Однако после войны отношение к евреям изменилось. Не то, чтобы не было антисемитизма, однако он не был сравним с ураинским или московским.

Я пошел по стопам моего отца – философа. В советские времена те, кто интересовался философией, были вынуждены либо вести отчужденный образ жизни, либо идти преподавать и «покупать» целый пакет, включающий все дисциплины, атеистические в том числе. Я пошел по этому пути, преподавал марксизм и, к своему стыду, научный коммунизм. Я увлекался изучением психоанализа и индивидуальной психологии Юнга, которую справедливо критикуют христиане. По иронии, именно это подтолнуло меня к вере в Бога. Я имел свое представление о мироздании и понимал под словом «Бог» творческую способность человека. Для меня небесами была классическая музыка, поэзия, высокая литература и философия. Низвергатель всех авторитетов Фрейд, который у верующих вызывает священный ужас, в моей жизни сыграл положительную роль, т.к. он развенчал значение культуры в своих трудах. Я увлекался им, писал об этом в  диссертации. Его отношения с еврейским отцом напоминали мне о моих отношениях с родителями. И хотя я продолжаю оставаться ценителем изящной культуры, она в какой-то момент перестала быть для меня идолом. И вот это место как раз по милости занял Бог. Это произошло уже тогда, когда я был женат на Юле. Она была программистом и увлекалась философией. Мы вместе учились в аспирантуре, писали диссертации по философии. Вместе долго и упорно искали Бога. После объявления самостоятельности Эстонии в конце 80-х годов я стал популярным лектором. В то время не было достаточно преподавателей, знавших что-то помимо марксистских догм. Я читал лекции по Декарту, Спинозе, Арестотелю, Фрейду, Гусерлю и другим авторам, которые были долгое время запрещены. Казалось бы, радуйся и гордись. Однако, когда благодарные студенты подходили ко мне, мне было стыдно. Я чувствовал, что говорю что-то не то.

Так получилось, что мы, к сожалению, никогда не были ни в синагоге, ни в церкви. Первый верующий, вставший нам на пути (он буквально встал на пути моей жены) был некий прохожий с трактатом в руке. Трактат назывался «Жизнь», а мы как раз эту жизнь и искали. Этот человек, далекий от еврейства, дал нам куда больше, чем все источники, от которых мы питались до тех пор. Он дал нам Слово Бога, дал нам наших пророков, соединил нас с нашим прошлым и настоящим. Он не пытался обратить нас в христианство, но поделился радостью общения с еврейским Мессией, в которого верят христиане. Мы были необычайно тронуты тем, что мы кому-то нужны, нас любят. Мы увидели пророчества еврейских пророков сбывающимися у нас на глазах. Впервые в нашей жизни зафигурировало слово Израиль. И хотя мы думали имигрировать в Германию, т.к. немецкий язык – язык моих научных исследований, мы все-таки оказались в Иерусалиме.

 

Как ты начал заниматься общиной?

На это потребовалось время. Сначала мы покаялись, еще в Эстонии, сначала Юля, потом я. Мы очень благодарны Богу, что не попали в какие-то богословские рамки, а сразу после этого оказались в Израиле, в Иерусалиме. Это было время,  когда все только начиналось. 1991 год - пик имиграции из Советского Союза. В год приезжали до 200 000 человек. И как сказано у пророков, Бог, возвращающий Израиль, сам идет впереди. Это выражалось в том, что люди, далекие от религии, вдруг чувствуют, что они не по своей воле оказались в Израиле. В них что-то меняется, появляется радость. Многие были очень открытыми для Бога. Вначале мы служили евангелистами в англоязычной общине, которой руководил ученый, исследователь Библии - Боб Линси. Это была пятидесятническая община, у которой было видение, что вскоре должно начаться русское служение. Так и получилось. Мы занимались переводом служения с английского на русский, вследствие чего вскоре образовалась достаточно большая русскоговорящая группа. Окрепнув в вере, мы участвовали в создании общин в Арате, Ариэле, Ашдоде. В 1993 году мы получили неожиданное приглашение поехать учиться в библейскую школу в Финляндии, которую мы успешно закончили. Некогда я думал, что финны - самые эмоционально холодные люди, которых только алкоголь может сделать способными общаться. Но когда я увидел молодых финских верующих, относящихся с любовью к Израилю, я подумал, что с таким Богом, расковавшим даже таких людей, я хочу быть всегда. Бог дал мне знание финского языка, что позволяет мне раз в год ездить в Финляндию и проповедовать там на их языке. Главное -  мы получили в Финляндии видение об общине, состоявшее из двух частей. Первое - это создание в Иерусалиме русскоязычной мессианской общины и второе - это прерывание моей докторской работы в Иерусалимском Университете. Таким образом, наша община родилась в январе 1994 года. Мы назвали ее «Эвэн Исраэль» (скала Израиля). Самая прекрасная работа проходила с теми, кто уверовал у нас. Тяжелее было с верующими, приехавшими в Израиль с полными чемоданами богословия и соответственных ожиданий.

 

И сколько людей в общине теперь?  

За 15 лет существования общины в ней уверовало около 200 человек и прошло порядка 300 человек. Иерусалим - место транзитное. Жилье дорогое, работы не много. Поэтому многие уезжали в другие места. Определенная часть ушла от нас по идеологическим причинам. Однако без лишней скромности скажу, долгое время мы были единственной русскоговорящей мессианской общиной в Иерусалиме, и самой большой в Израиле. Потом появились общины по интересам. За последние 15 лет количество общин в Израиле увеличилось в 10 раз. Камнем предкновения для многих является злополучный вопрос о благодати и Торе. Часть людей уходит от нас, т.к. им наша община кажется слишком еврейской. Другие, наоборот, ищут чего-то большего. На всех не угодишь. Мы верим, что приближается время, когда мессианская община будет иметь вес в Израиле не как политическая, но как духовная сила. Тогда нас будут считать за евреев, а не за предателей и изгоев. Для этого мы должны уже сегодня давать своим детям возможность быть мессианскими евреями в полном смысле этого слова.

 

Сколько сейчас мессианских общин в Иерусалиме? 

По моим подсчетам, 28 общин, если за время нашего разговора не родилось еще несколько.

 

В каких отношениях они находятся между собой?    

К моей радости, они начинают сотрудничать. Основное количество англоязычных израильских пасторов, бывшие хиппи, покаялись в знаменитые 70-е годы. Когда Иерусалим был объединен, то многие из них вышли из церквей и организовали мессианские общины. Это было неким пророческим движением. Сейчас время смены поколения израильских руководителей. Новые, более еврейские и более мессианские, чем мы. Они чувствуют себя в израильском обществе как рыба в воде, т.к. родились и получили образование в Израиле, а мы – лишь первые плоды.  Сейчас Господь из многих общин делает одну. Когда мы начинали, нас было мало и не было единства. Но, слава Господу, времена меняются. Так, например, мы собираемся раз в месяц с руководителями мессианских общин не для того, чтобы показывать, как и кто преуспел в проповедовании, а для совместной молитвы и поиска Бога. Конечно, не все приходят, но костяк уже есть. Год назад 10 общин собрались на совместное празднование Суккота. И это было большой победой!  Я убежден, что где-то на рабочем столе у Господа уже лежит утвержденный Им план  строительства единой мессианской общины Иерусалима. 

 

Большое спасибо!

© 2020 by Kol Hesed. Все права защищены

+1 773 980 7163 | +49(0) 211 163 618 05

info@kolhesed.ru

P.O.Box 597769, Chicago, IL 60659, USA​

Bröseweg 3, 41063 Mönchengladbach, Germany

  • White Facebook Icon
  • White Twitter Icon
  • White YouTube Icon
  • Black Facebook Icon
  • Black Twitter Icon
  • Black YouTube Icon